Главная / Государство / Россию втянули в новую войну: страну ждут серьезные экономические потери

Россию втянули в новую войну: страну ждут серьезные экономические потери

Россию втянули в новую войну: страну ждут серьезные экономические потери

Мировую торговлю трясет. США объявляют готовность взорвать существующий порядок. Уже введены американские пошлины на товары из Китая, металлы отовсюду. Могут быть введены пошлины на автомобили. Китай, ЕС, другие страны вводят ответные пошлины против США. Не остается в стороне и Россия. Что дальше?

Откопал томагавк войны Дональд Трамп. Еще в своей предвыборной кампании. Американские избиратели, поддержав его, строго говоря, дали зеленый свет и войне. Правда, оставалась надежда, что предвыборный популизм — это одно, а реальная политика — другое. Но Трамп, новичок в политике, предпочел руководствоваться принципом: кандидат сказал — президент сделал. Выбранный им же самим экономический советник Гэри Кон до последнего пытался убедить шефа в том, что введение торговых пошлин и неизбежная в этом случае мировая торговая война противоречит интересам США, но так и не преуспел, что вынудило его уйти в отставку в начале марта 2018 года.

 

Первым в прицеле Трампа оказался Китай. 23 марта 2018 года президент США подписал меморандум, без какого-либо дипломатического или просто бюрократического прикрытия названный «О борьбе с экономической агрессией Китая», — это было недвусмысленное объявление войны. Дальше американские залпы пошлин накрыли и другие страны, включая ближайших союзников США. За ответными действиями дело, как и ожидалось, не стало. Китай, например, официально заявил о готовности ввести «контрпошлины» уже 2 апреля. После небольшой паузы, давшей надежу на перемирие, в июле пошлины с обеих сторон все же были введены.

Давно и всем известна истина: любую войну гораздо легче развязать, чем остановить. Так почему же эта торговая война Трампом была развязана?

Сейчас в моде рассуждения о том, что эпоха глобализма завершается. Смена предпочтений свободы торговли на старый и кому-то кажущийся добрым протекционизм — одно из ярких проявлений этого процесса. Казалось бы, в подтверждениях верности такой позиции недостатков нет. Это и кризис Евросоюза, проходящий острые и вялые фазы, и Брекзит, и сам Дональд Трамп.

На самом деле, однако, все не так просто. История никогда не развивается по прямой. Глобализм существовал всегда, просто само это название появилось относительно недавно. Соответственно, этот процесс переживал разные стадии и скорости. Ни Трампу, ни английским избирателям, «вернувшим свою страну себе», ни российским апологетам единственно верного «третьеримского» пути развития глобализации не отменить. Другое дело, что этот процесс, как и любой другой, может переживать кризисы и попятные движения.

Если же вернуться к Трампу и торговой войне, то американский президент — вовсе не принципиальный противник свободной торговли. Для него самое важное — не протекционизм, а интересы Америки.

Прежних президентов США устраивал установившийся экономический порядок, в котором их страна первенствовала в мировом инновационном процессе и являлась эмиссионным центром главной мировой валюты, подкрепляя все это военно-политическим могуществом. Трамп же сфокусировался на том, что у США — громадный торговый и платежный дефицит. При этом в Соединенные Штаты завозятся товары, созданные по американским же разработкам, но произведенные за рубежом. Давида Рикардо и других экономических классиков, обосновавших объективный характер разделения труда и его выгоды для всех участников, Трамп по-американски не читал. Зато он решил инновационные и эмиссионные преимущества США дополнить индустриальными. Идея сколь смелая, столь и по большому счету бессмысленная. Она в каком-то смысле поворачивает время вспять. Любой реваншизм рискован.

Всегда важны не только принципы проводимой политики, но и то, как они воплощаются. С этим у Трампа большие проблемы. Он привнес в большую политику свою манеру бизнес-экспансии. Грубо говоря, она в том, чтобы сначала запугать конкурента угрозами, на которые не стоит скупиться, а потом с позиции силы вступить в переговоры и начать договариваться. Трамп миллиардер и, вероятно, имеет основания считать свой опыт бизнесмена успешным. Но в ранге президента ему пока предъявить успехи не удается. Угрозами введения пошлин дело не ограничилось.

 

Всемирная торговая организация (ВТО), к которой апеллировали все участники разразившейся торговой войны, остановить ее не смогла. Здесь прямая аналогия с глобализацией. Как трампономика не развернет глобализацию, хотя может ее приостановить, так и ВТО, оказавшись в кризисе из-за развязанной Трампом мировой торговой войны, — вовсе не обреченная или ненужная организация. Можно привести еще одну параллель: Лига наций, возникнув после Первой мировой войны, не остановила Вторую мировую. Но ее заменила ныне существующая ООН.

Можно, конечно, говорить о ненужности ВТО или ООН, о необходимости выхода России из этих организаций, но это будет не более чем обычный популизм. Мировая торговля, как и международная политика, никуда не денутся, а значит, страны будут пытаться установить и усовершенствовать правила поведения как в торговле, так и в политике. И гораздо лучше участвовать в составлении таких правил и в контроле за их соблюдением, чем оставаться в стороне в роли отщепенца, который все равно будет вынужден этим правилам следовать.

Развязанная торговая война, как любая другая, по определению чревата большими потерями для всех, оказавшихся в нее втянутыми. За пошлинами на металлы уже последовали угрозы введения пошлин на автомобили. Эту цепочку можно еще долго раскручивать.

При этом объявленная патриотическая цель — реиндустриализировать Америку — вовсе не приближается. Чем выше пошлины — тем выше ответные пошлины, а значит, тем обоснованнее интерес перенести производство туда, где покупатель есть, а дополнительных затрат в виде пошлин нет. Это уже наглядно продемонстрировала компания Harley-Davidson, объявив о переносе части производства своих легендарных мотоциклов — одной из визитных карточек США — за пределы страны, чтобы избежать пошлин ЕС.

На пороге во всех воюющих странах стоит рост цен. Самое же опасное — распространение торговой войны на новые «территории». Как это происходит, продемонстрировал Китай. С марта, когда торговую войну Пекину объявил Вашингтон, курс юаня снизился почти на 7%. Это весьма эффективная контрмера против американских пошлин. Чем ниже курс юаня по отношению к доллару, тем больше выигрыш китайских экспортеров в США.

Курсовая политика Пекина дополняет торговую войну валютной. Чем больше развязывается экономических войн, тем выше вероятность глобального экономического кризиса. К сожалению, и эту цепочку можно продолжить.

В июне 1930 года президент США Герберт Гувер в целях поддержки американских фермеров или для того, чтобы возродить не промышленность (как это делает его последователь Дональд Трамп), а сельское хозяйство, подписал так называемый закон Смута-Хоули, в соответствии с которым были подняты таможенные пошлины на более чем 20 тысяч импортируемых товаров. Естественно, последовал ответ со стороны стран-экспортеров — в результате экспорт из США сократился на 60%, что усугубило Великую депрессию. А Великая депрессия, в свою очередь, стала одной из причин Второй мировой войны. Вот такая захватывающая перспектива…

 

Россия со своей открытой экономикой оказалась втянутой в мировую торговую войну. Строго говоря, американские пошлины на металлы дополнили уже существовавшие санкции. Но в новом положении России можно найти плюсы.

Эти плюсы — на стороне геополитики. Одно дело — находиться под санкциями, которые наложили на Россию практически все развитые страны. Это положение не просто изгоя, но изгоя, обреченного на отставание, прежде всего экономическое. Совсем другое дело — оказаться среди большого числа стран, испытывающих удары популистской политики США. Санкции и связанные с ними угрозы никуда, конечно, не делись, но зато Россия уже не одна.

С точки зрения геополитики Дональд Трамп торговой войной, объявленной всему миру, сыграл на руку Владимиру Путину. Объективно у России появились новые, общие с ЕС или с Китаем интересы. Эту общность не стоит, впрочем, переоценивать. Она не заменяет прежние противоречия. Например, ЕС, посаженный пошлинами Трампа в «одну лодку» с Китаем, вовсе не прекращает тяжб с ним по поводу интеллектуальной собственности. Но в любом случае у нашей страны появились новые геополитические возможности. Удастся ли ими воспользоваться — это вопрос политического и дипломатического мастерства.

 

С точки зрения экономики ситуация в России из-за уже указанных угроз нового мирового экономического кризиса ухудшилась. Кризис в РФ, как и в других развивающихся странах, может получить дополнительный импульс из-за политики ФРС США. Это вовсе не значит, что политика американского регулятора адресно направлена против России: ее цель — нормализация ситуации в своей экономике. Но рост ставки ФРС объективно меняет предпочтения инвесторов, которые теряют интерес к рискованным рынкам.

Можно обратиться к экономическим ньюсмейкерам. Джордж Сорос видит в популизме политики Трампа угрозу нового мирового экономического кризиса. Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман в политике ФРС США видит угрозу повторения «азиатского кризиса» 1998 года, поразившего развивающиеся страны. Для России названные угрозы могут наложиться друг на друга, отчего ничего хорошего ждать не приходится.

Однако указатель «впереди кризис» вовсе не означает, что маршрут будет обязательно пройден до конца. Мировой кризис не нужен никому, развилки еще последуют. А вот геополитические козыри торговая война на руки Москвы уже раздала.

Смотрите также

Россия и Сирия начали масштабную бомбардировку позиций боевиков

Авиация Сирии и России возобновила бомбардировки по позициям боевиков запрещенной террористической организации «Исламское государство» (ИГ). Об этом …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *