Главная / Государство / Отсутствие спроса на социальную значимость личности и последствия этого

Отсутствие спроса на социальную значимость личности и последствия этого

 

 

Гельцер Ю.Г., к.т.н. по материалам доклада на конференции РАНХиГС в мае 2018 года

 

Термин «застой» был впервые применен М. С. Горбачевым в 1985 г. на XXVII съезде КПСС как характеристика «брежневской эпохи» 1970-х – начала 80-х годов. В дальнейшем категория «застоя» не получила должной проработки в науке, и осталась как обозначение вполне конкретной исторической эпохи. Однако, на наш взгляд, бывшим Генеральным секретарем ЦК КПСС было подмечено очень типичное социальное явление.

Нельзя не отметить некоторой парадоксальности этого термина. Его с большой натяжкой можно отнести к экономическим процессам. Этот период, хоть и характеризовался некоторым снижением темпов развития, в то же время был периодом определенного экономического расцвета СССР. С трудом этот термин можно применить к культуре – такого развития кинематографа, театрального искусства, спорта страна не знала ни до, ни после. То же можно сказать и о науке.

Отсюда возникает вопрос: так в чем же заключалось проявление застоя? Где остановилось течение и появились признаки загнивания? Почему общество признало этот термин как адекватно и наиболее точно характеризующий данную эпоху? И как обнаружить признаки возникновения нового застоя?

Термин «застой» можно трактовать как некое отсутствие изменений, перемен, которые давно назрели в обществе, но активно сдерживаются правящей верхушкой страны. Этот термин – социально-политический, но, по нашему убеждению, он еще и демографический, характеризующий приход нового поколения, которое пытаются заставить жить по нормам поколения предыдущего.

В этом смысле мы мало чего поймем, если «зациклимся» исключительно на так называемой «брежневской исторической эпохе». В этих работах [1] я показал, что общество развивается циклично, путем смены поколений, периодически проходя через кризисы сменяемости этих поколений. Я отмечал, что в ХХ и XXI веке эта периодичность для России установилась во временном промежутке 25 лет и 1 месяц. И эти кризисы носят не локальный характер, а охватывают все мировое сообщество.

Первый кризис поколений в ХХ веке был связан с Первой мировой войной и последовавшими за ней двумя революциями в России. Население России, точнее – население Советского Союза, с энтузиазмом восприняло идею строительства нового общества. Именно эта поддержка масс обеспечила победу Октябрьской революции, победу в Гражданской войне, а также успехи первых пятилеток.

По выражению К. Маркса, революции – локомотивы истории. Но очень скоро эти локомотивы сталкиваются с тем, что их скорость и направление определяют рельсы, в основе которых лежат культура и самосознание того общества, которое они пытаются изменить. Революции очень быстро  сменяются контрреволюциями, и локомотивы начинают (когда – заметно, когда – не очень) отклоняться от первоначальной цели, пробуксовывать.

В 20-х годах ХХ века революционный порыв, заданный Лениным и Троцким сменился сталинской рассудительностью, бюрократизацией, ликвидацией всяких зачатков демократии. Не будем отрицать, что Ленин и Троцкий сами во многом способствовали этому процессу.

Однако, к середине 30-х годов в обществе начало созревать понимание того, что не такое общество грезилось революционерам в царских застенках, не такие права и свободы виделись солдатам Гражданской войны.

Реакцией на это было почти полное уничтожение «старой гвардии», репрессии, закручивание политических гаек. Тем не менее, подрастало новое поколение, и общественное недовольство нарастало. Сегодня сложно рассуждать на тему «как бы могли развиваться события, если бы не было Второй мировой войны…» Война была! В ее развязывании и последующих событиях роль Сталина, на наш взгляд, самая значительная. И в этом я вижу его главную вину перед страной. Бедствия этой войны преследуют нас до сих пор, и будут еще долго преследовать.

Главной бедой войны было значительное уничтожение молодого поколения и снижение рождаемости в этот период. В результате образовалась так называемая «демографическая яма». Впрочем, значительного структурного сдвига по возрастам в годы близкие к годам кризисов поколений, или совпадающих с ними, нам обнаружить не удалось. Возрастная группа с 20 до 45 лет (наиболее политически активный возрастной период) изменялась незначительно:

 

1939 г. – 37,52 %

1959 г. – 39,00 %

1989 г. – 37,08 %

2016 г. – 37,12 % (см. таблицу) [2]

 

Население России по городам и возрастным группам 

 

<tbody>

</tbody>

 

1939

1959

1989

2016

Всего (тыс. чел.)

108377

117534

147022

146545

в том числе:

20 — 24

8744/8,06%

11552/9,82%

9755/6,64%

8445/5,76%

25 — 29

10454/9,65%

10591/9,01%

12557/8,54%

12412/8,47%

30 — 34

8820/8,13%

11103/9,44%

12863/8,75%

12219/8,34%

35 — 39

7240/6,68%

6423/5,46%

11684/7,94%

11098/7,57%

40 — 44

5315/6,68%

6177/5,25%

7663/5,21%

10220/6,97%

по выбранным возрастным группам

40673/37,52%

45846/39,00%

54522/37,08%

54394/37,12%

 

Тем не менее, 2-я Мировая война позволила отодвинуть смену политического режима до 1953 – 1956 гг. Но и эта смена происходила противоречиво и непоследовательно. Однако проблема Перестройки уже витала в воздухе к началу нового кризиса поколений в 1964 г. И сегодня есть значительные доказательства того, что Хрущев предпринял первые шаги для ее начала. Однако, именно эти шаги (поскольку они предполагали большие кадровые перестановки) и послужили причиной заговора партийного аппарата и освобождение Хрущева от всех занимаемых постов. 

Правда, и здесь далеко не все однозначно. Заговорщики не были единой идеологической группой, а фигуру Брежнева рассматривали как временную, переходящую. Группа более молодых участников видела Генеральным секретарем Шелепина. Однако, верх взяли «консерваторы», приверженцы сталинских порядков. Но и они вынуждены были объявить о начале косыгинских реформ. События в Чехословакии в 1968 г. и открытие самотлорского месторождения в 1969 году остановили этот процесс. Нефтяной кризис 1973 года и болезнь Брежнева окончательно поставили крест на реформах.

И вот тут мы подходим к сути застоя. Потребность в реформах – это потребность значительной части населения в своей социальной активности, социальной значимости. Отказ же от реформ требует сдерживания этой активности всеми имеющимися у государства средствами. А эти средства просты и вечны как мир – насилие, ложь и лицемерие. Государство намеренно встает на путь безнравственных действий и требует этого от населения. Даже поощряет его в этом направлении. Количество проблем нарастает как снежный ком, а решения запаздывают или отсутствуют. Неустойчивость системы нарастает, но ее пытаются скрыть за фигурой умолчания и преследования инакомыслящих.

Если при этом кто-то думает, что застой – это отложенное время реформ, то он глубоко ошибается. Противоречия надо разрешать своевременно. Их надо снимать до того, как они приобретут антагонистический характер. Снятие противоречия предполагает сохранить ту или иную преемственность сторон. Антагонизм требует своего разрешения путем уничтожения другой стороны.

Перестройка, начатая Горбачевым с опозданием на 25, а, может быть, и все 50 лет , была обречена превратиться, по меткому выражению А. Зиновьева, в «катастройку», или по-простому – в катастрофу.

Таким образом, застойный период есть такое состояние общественной системы, когда спрос на социальную активность личности отсутствует, а стихийные или организованные не государством проявления такой активности всячески подавляются. Застой есть неустойчивое состояние системы, приближающейся к своему критическому, катастрофическому состоянию. Причиной застоя является отсутствие или запаздывание давно назревших реформ. Рост проблем опережает способность управляющей системы их разрешить. Противоречия не снимаются и антагонизируются. Управляющая система в попытках залакировать нарастающие противоречия, переходит к безнравственным способам управления и всячески поощряет подобное поведение народных масс. Одним из наиболее отвратительных способов отвлечь народные массы является организация локальных войн и поиск внутреннего врага.

Декоммунизация российского общества и попытка вернуть власть Советам, закончилась распадом СССР и возвращением к капиталистическим формам воспроизводства. Советы были заменены неким «симулякром» демократии – Думой. Симулякром демократии стали все избирательные процессы, в том числе, и президента. Социальная активность населения для большой его части превратились в процесс выживания. Такая активность носит деградационный характер. Она не обеспечивает роста значимости личности, а, наоборот, низводит её до абсолютно малой величины. Россия превратилась не просто в периферийную страну, а в колонию США, переняв у своего колонизатора самую отвратительную форму государственно-монополистического капитализма. Этот капитализм ориентирован не на прибыль. Капиталист, в этой форме отношений, как то понимал К. Маркс, остался в далеком прошлом, в XIX веке. Впрочем, как и описанный Марксом рабочий класс. Сегодня этот капиталист едва сводит концы с концами. Он весь в кредитах, и только постоянное перекредитование продлевает из года в год его существование. Как правило, он политически безмолвен, иначе его бизнес в короткие сроки будет разрушен, а он станет частым посетителем различных офисов силовых структур.

Этот капитализм ориентирован на ренту. При этом, понятие ренты значительно расширилось: монопольная рента, чиновничья рента, банковская рента, и т.д. [3] Такой вид хозяйствования все больше напоминает феодальные отношения. Рента – это узаконенный грабеж. Главное здесь «оседлать» денежные потоки, и часть того потока отвести в собственный карман. Основная часть собственности страны (75 – 80 %) концентрируется у 1%, и даже у 0,1% населения. Научно-техническое развитие начинает выпадать из этих отношений даже как побочная цель. Отсюда мы можем наблюдать деградацию науки и образования. Социальное развитие воспринимается как помеха в движении сформировавшихся денежных потоков. Здесь не просматривается развитие. И это – тупик!

Россия, едва выбравшись из одного застоя, на наш взгляд, угодила в новый, но гораздо более критический. В декабре 2014 г. страна вошла в новый кризис поколений. Протестное движение есть, но оно явно ослаблено. Страну ежегодно покидает 100 – 150 тысяч человек. Такая миграция свойственна только странам, на чьей территории идут военные действия. Россия же свои военные действия ведет за рубежом. Уезжает же в основном молодежь, ее наиболее активная часть, в поисках своей социальной значимости. Но тем самым, ослабляя протестное движение.

Новый застой выглядит гораздо хуже предыдущего. Экономика, не восстановив своих достижений 1991 года, продолжает деградировать. Образование, культура, наука находятся в плачевном состоянии. За чертой бедности, по оценкам некоторых экономистов, находится 40% населения. Из этого следует предполагать, что ожидаемый выход из застоя может оказаться ещё более катастрофическим.

Бесконечная терпимость населения в интеллигентской среде часто вызывает раздражение. Народ называют быдлом, ватниками, рабами, совками. Но я бы предостерег этих людей от торопливости и раздачи ярлыков. В России не все так просто. Мы недооцениваем климатических условий. На всей территории России как минимум полгода – зима и непогода. А в некоторых местах она и по 9 месяцев гостит. Это вам не Испания или Франция, где прогуляться по улицам удовольствие почти круглогодичное. Нельзя не учитывать нашу географию. Рабочий люд разбросан на огромных территориях, а столица и крупные города стали местом прибежища «офисного планктона». Это в Армении или Грузии на меньших территориях почти все родственники между собой, или, по крайней мере, знакомые.

И самая главная ошибка – это неоправданная вера в митинги и революции. Нет, значимость этих событий я не собираюсь обесценивать. Это важная часть народного протеста. Она была и будет существовать. Задача интеллигенции – просто внести в эти движения разумную организацию. Но главная борьба добра со злом происходит не там. Она – неотъемлемая часть нашей повседневной жизни. И, чаще всего, это борьба нравственная – борьба с самим собой. Поэтому, главный вопрос сегодня заключается в том, хватит ли нравственных сил у народа России преодолеть очередной застой. Задача честных людей помочь ему в этом, помочь осознать, в чем заключается его тихая, непобедимая сила.

 

Примечания:

<ol>

  • Гельцер Ю.Г. Основы предсказуемой экономики. Экономика в свете Общей теории систем. – М., ЛЕНАНД, 2015. с. 251 – 261; Гельцер Ю.Г. 2014 год – начало больших перемен в России. Журнал «Проблемы экономики», №2, 2014, с. 95 — 106
  • Население России за 100 лет. Статистический сборник. М., Госкомстат России, 1998 г., с. 38. Код доступа:
  • </ol>

     http://istmat.info/files/uploads/15864/naselenie_rossii_za_100_let_1897-1997.pdf

    Дата обращения 05.06.2018

    Демографический ежегодник России. 2017, М., 2017, Росстат. Код доступа:

    www.gks.ru/free.doc/oc.2017/demo17.pdf. Дата обращения – 05.06.2018

     

    3.Подробнее об этом: Стиглиц Дж. Цена неравенства. Чем расслоение общества грозит нашему будущему. М., ЭКСМО, 2015, с. 5 — 113

     

    Теги:

    капитализм,

    история ссср,

    личность

    Смотрите также

    Дачи, машины и тайны Иосифа Сталина

    «Лента.ру» продолжает цикл статей, посвященных роскошной жизни диктаторов и их семей. В прошлый раз мы рассказывали о …

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *