Главная / Государство / МВД объяснилось насчет уничтоженных карточек узников ГУЛАГа

МВД объяснилось насчет уничтоженных карточек узников ГУЛАГа

МВД объяснилось насчет уничтоженных карточек узников ГУЛАГа

В Министерстве внутренних дел России не считают репрессированными по политическим мотивам тех граждан, которые были осуждены в советское время как социально опасные элементы (СОЭ) — так в ведомстве объяснили уничтожение в УМВД по Магаданской области архивной карточки осужденного в 1938 году и прошедшего через ГУЛАГ крестьянина Федора Чазова, сообщает «Коммерсант». В министерстве подчеркнули, что сохраняют сведения только об осужденных по «политической» 58-й статье УК СССР, пишет издание.

В начале июня директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов сообщил, что учетные карточки репрессированных в СССР уничтожаются на основании засекреченного межведомственного приказа «для служебного пользования» от 12 февраля 2014 года, который требует хранить такие документы лишь до достижения осужденными 80-летнего возраста. Замглавы МВД РФ Игорь Зубов информацию об уничтожении архивных документов опроверг, сообщив, что карточки являются документом строгой отчетности и подлежат хранению вечно.

Позднее в МВД уточнили, что карточки репрессированных в СССР не уничтожают, а переводят из бумажной картотеки в электронный формат, что «обеспечивает их постоянное хранение». При этом в министерстве сообщили, что обязаны постоянно хранить в оперативно-справочной картотеке только документы осужденных и реабилитированных за государственные преступления.

Теперь в письме за подписью замначальника ГИАЦ МВД России Алексея Березина, которое получил исследователь и партнер Музея истории ГУЛАГа Сергей Прудовский, уточняется, что на постоянном хранении находятся только учетные карточки на осужденных по ст. 58 УК СССР («Контрреволюционные преступления»), а Федор Чазов не был осужден по этой статье. В связи с этим «учетная карточка (на бумажном носителе) в отношении Чазова Ф. Н. изъята из картотеки ИЦ УМВД Магаданской области и уничтожена», приводит «Коммерсант» выдержки из письма.

При этом в письме не сообщается, была ли карточка Чазова оцифрована, отметил Прудовский. На его запрос о предоставлении данных из оцифрованной карточки Березин ответил отказом, пояснив, что личная информация о гражданах является конфиденциальной, а исследователь не является членом семьи Чазовых или их представителем. По мнению Прудовского, это противоречит закону «Об архивном деле».

Прудовский убежден, что крестьянин Чазов был осужден по политическим мотивам и должен быть реабилитирован. Отец Федора Чазова, бывший кулак, его брат Григорий и еще 15 земляков из колхоза «Труженик» Крапивинского района Новосибирской области были в конце 1937 года обвинены во вредительстве и приговорены к расстрелу. Но вместо расстрела Григория ударили по голове и скинули в яму. Тех, кто шевелился, пристреливали, пишет газета.

Притворившись мертвым, Григорий смог выжить, а затем вместе с Федором пришел в Москву и обратился в приемную председателя Всероссийского ЦИКа Михаила Калинина с жалобой на приговор. Их направили в Прокуратуру Союза, где и арестовали. Григория снова отправили на расстрел, а Федора репрессировали.

Прудовский нашел в архивах переписку между руководителями НКВД и Прокуратуры Союза, осуждающими работу органов в Сибири, допустивших побег осужденного, а также протокол допроса начальника 2-го отдела военной прокуратуры МВО Софьи Ульяновой, которая выносила постановление о помещении под стражу братьев Чазовых.

«Я получила от Рогинского (заместителя прокурора СССР Григория Рогинского. — Прим. NEWSru.com) или Вышинского (прокурора СССР Андрея Вышинского. — Прим. NEWSru.com) разъяснение <…> о необходимости ареста обоих Чазовых, а не только одного бежавшего из-под расстрела, — приводит издание слова Ульяновой. — Мотивировалось это тем, что он сын кулака, что он может распространять преувеличенные слухи о массовых расстрелах».

«У Федора Чазова не было уголовного дела, его приговорили к пяти годам лагерей как социально опасный элемент — СОЭ», — пояснил Прудовский. По его мнению, вышеупомянутая переписка и показания Ульяновой доказывают политический мотив в деле крестьянина, «но в МВД России это обвинение расценили как уголовное».

Иследователь указал, что в России многие осужденные как СОЭ, в том числе поэт Наум Коржавин, были признаны осужденными по политическому мотиву и впоследствии реабилитированы.

Ранее Прудовский пояснил, что уголовные дела граждан хранятся в ФСБ либо в госархивах, но все они заканчиваются сведениями о приговоре, а информация о дальнейших передвижениях осужденного зафиксирована только в учетных карточках. Уничтожение карточек означает полное удаление информации о нахождении осужденных в системе ГУЛАГа без возможности восстановления.

Прудовский при этом отмечал, что точное количество осужденных в годы советских репрессий неизвестно. Только на 1937-1938 годы приходится более 1,7 млн арестов по политическим статьям. По подсчетам международного общества «Мемориал», общее число репрессированных может достигать 12 млн человек.

 

Смотрите также

Российские предприниматели из-за санкций возвращаются к вложениям в национальные банки

В связи с новыми санкциями Соединённых Штатов российские бизнесмены вынуждены переводить свои активы в национальные …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *