Главная / Государство / Это не чума свиней, это власть очумела

Это не чума свиней, это власть очумела

Это не чума свиней, это власть очумела

Под предлогом борьбы с африканским вирусом по всей стране уничтожаются фермерские хозяйства

«Эта чума возникает в тех регионах, где строят или планируют строить огромные свинокомплексы, — сказал «Новой» председатель движения «Федеральный сельсовет» Александр Мельниченко. — Когда планируется захват фермерских земель, тогда и объявляется эпидемия. Когда в прошлом году этот вирус вдруг появился в Крыму, крымчане, как и омичи, в него не поверили. Все крымские фермеры на сто процентов уверены, что нет никакой АЧС — просто на рынок Крыма пришли крупные свинопроизводители, и сразу же магазинные полки там заполнились краснодарским мясом. Подобное пережили Белгородская, Липецкая, Ярославская области: местные рынки в них захватила продукция огромных комплексов. 
А за свиньями, считает главный фермер страны, последуют и коровы: «Государство вкладывает миллиарды в строительство животноводческих комплексов, которые заведомо неокупаемы: одно коровье место обходится в них бюджету почти в миллион рублей, и никакая корова никакими надоями этих затрат не вернет». 
Для чего делается? Конечная цель крупных рейдеров, крышуемых государством, — земля. 
— Нужно отнять ее у крестьян, чтоб они снова почувствовали себя рабами. Так наша власть устроена: ей необходимо как можно больше бедных людей. Это для нас Россия — родная земля, а для них это прекрасное пространство — всего лишь кусок грязи, из которого они выковыривают нефть, газ, платину, никель, золото и продают это все. Люди, живущие на земле, им неинтересны»

«Это — запрет разводить свиней» 
У крестьян Новосибирской области, да и других краев, которые занимаются свиноводством, плохие новости. Областной минсельхоз разослал по сельским районам распоряжение по «предупреждению распространения африканской чумы свиней» (АЧС), которое, в частности, предписывает районным администрациям «рассмотреть целесообразность содержания этих животных в крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйствах, имеющих низкий статус биологической защиты, и принять меры по переводу их на альтернативные виды животноводства».

Документ опубликован на сайте сибирского журнала «Председатель». Это — не инициатива региональных властей, а поручение федеральных. 

От фермеров требуется обеспечить третий или четвертый уровень компартамента (биологической защиты). Это примерно как если бы семью, живущую у черты бедности в доме с заплесневелыми стенами, обязали сделать в нем модерновый евроремонт и обставить импортной мебелью, и все — за свой, естественно, счет. 

— Третий уровень компартамента, — рассказал главред «Председателя», эксперт по аграрным вопросам Павел Березин, — это совокупность невыполнимых требований даже для крепкого фермера, а для обычного крестьянина они — запредельные. Надо, чтобы на ферме присутствовали контрольно-следовая полоса, дезбарьер, различные отпугиватели птиц, режим «черное и белое» — полная смена одежды при входе и выходе, ее дезинфекция. Плюс ко всему расстояние до соседа должно быть не менее 500 метров. Удовлетворяют таким запросам только современные свинокомплексы. 

Один из крупных новосибирских фермеров Александр Берестов (содержит полторы сотни голов без учета поросят) посчитал, во что ему обойдется переход на третий компартамент, — как минимум в 44 миллиона рублей. Такие деньги владельцам крестьянско-фермерских хозяйств не снятся, а личным подсобным — подавно. Во всем регионе третий уровень имеют два свиноводческих предприятия — Учхоз «Тулинское» и «Сапфир» в Болотинском районе. Еще один — Кудряшевский свинокомплекс находится на высшем, четвертом, уровне биозащиты. Ну вот они после реализации плана «по повышению зооветеринарного статуса сельскохозяйственных организаций», принятого 30 мая, останутся. 

— По сути, — говорит Березин, — это означает запрет на разведение свиней в сельской местности. Их нельзя продавать, перемещать, забивать. Убойные пункты, кстати, должны быть равного компартамента с хозяйствами. А таких боен в Новосибирской области на сегодня нет ни одной. Все это делается как бы из благих побуждений — для борьбы с распространением АЧС. 

Получается, что этот вирус, не представляющий опасности для людей, смертельно опасен для малого сельского бизнеса. А мегакомплексам, наоборот, весьма, выгоден — на поддержание их уровня безопасности ежегодно, по данным «Председателя», выделяются из бюджета десятки миллиардов рублей. Поэтому крестьяне и сомневаются, что эта африканская напасть — настоящая, нерукотворная, так сказать. 

«Власть очумела» 
Впервые эта болезнь объявилась в России в 2007 году — в Северо-Кавказском округе (Чечня, Ингушетия), через год — в Ставрополье, затем пошла по Кубани, Черноземью, Средней полосе. Свиное поголовье подчистую выкашивалось в основном на сельских подворьях, у мелких фермеров — агрохолдинги, свинограды вирус как-то обходил стороной. 

В прошлом году он добрался и до Сибири. В Омской области он обнаружился в середине июля в хозяйстве Виктора Фикселя в селе Верблюжье Саргатского района, и в считанные дни разошелся по 33 селениям в округе. 1 августа 2017-го очаг был зафиксирован в с. Камышино, что от Верблюжьего в 230 км. 

Гасили вспышки преимущественно огнем, попутно утилизируя автопокрышки. На них накладывали свиные туши, затем снова — слой покрышек, слой свиней — высота «пирога», к примеру, в поселке Ачаирский, где сожгли разом 2 тысячи голов, составила 40 метров. Дым стоял до небес: зрелище соответствовало и настроениям селян, и масштабам бедствия. 

— Когда в селах проходили зачистки, людей увозили в больницы с инфарктами и инсультами, — рассказывает депутат Омского райсовета Татьяна Лукина. — Ведь им никто ничего не объяснял. Мы не имели никакой информации — как выставлять дезбарьеры, что делать, чтоб не попасть в очаг. 

Виктор Фиксель, чью ферму областной минсельхоз назначил «источником» распространения вируса, не признавал вину категорически. «Мне обидно, — сказал он изданию «СуперОмск», — что меня выставили козлом отпущения. У меня сожгли все, что надо и что не надо: пять построек было, никаких актов не выдали. Ущерб огромный. Не исключаю, что это проводится специально: разброс такой странный по всему региону, невольно наталкивает на мысль, что все это не просто так». 

Официально источник распространения африканской чумы свиней в Омской области, как и в соседней Тюменской (там из-за вируса в прошлом году уничтожено больше 16 тысяч свиней), выявлен не был. 

В конце августа 2017-го в разгар уборочной кампании больше сотни крестьян вышли в Омске на акцию протеста против методов борьбы с чумой, которую с размахом вели ведомства. Выступавшие не сомневались, что это — борьба с личными подсобными и фермерскими хозяйствами. 

Фермер Алексей Зобин: «В нашем поселке уничтожили 2 тысячи поросят, из них сотня моих, и тут же началось строительство нового свинокомплекса. В Ивановке, где ничего не строится, карантин ввели на 3 года, а у нас — на 6 месяцев. Ну и как дальше жить?» 

Пенсионер Юрий Данилович: «Сейчас происходит то же, что и около ста лет назад, когда людей раскулачивали, изымали у них «излишки», но их не было у тогдашних крестьян, и у нынешних тоже нет: отнимают последнее и надеются, что они будут молчать?» 

Ни один из приглашенных чиновников не явился на этот митинг. 

— Вырезают всех подряд по беспределу. Никаких ветеринарных документов не предъявляют, никаких анализов, экспертиз. Мы даже в суд обратиться не можем — никаких бумаг на руках. Это — не чума свиней, это власть очумела, — говорят крестьяне. — А потом какой-нибудь ящур у них объявится, а потом — птичий грипп. 

Депутат Троицкого сельского поселения Ирина Дроздова: 

— В некоторых крестьянских дворах свиней сжигают вместе с сараями. Никто ничего людям не разъясняет, никто ничего не делает, чтобы пресечь распространение этой заразы, если она действительно есть. Мне рассказывали, что фермер в пригородном районе взял кредит на 3 миллиона рублей. А после того, как у него забрали свиней, он стал несостоятельным должником и покончил с собой (похожая история случилась и в Воронеже. — Г.Б.).

«Системное уничтожение личных подсобных хозяйств» 
В ходе борьбы с вирусом, источник которого не выявлен, в Омской области было ликвидировано 20,5 тысячи голов свиней в 12 сельских районах. «Это по официальным данным, — говорит руководитель «Клуба свиноводов Сибири», ветврач высшей категории Сергей Голубев. — По неофициальным — в два раза больше». 

Разорено более 400 фермеров и личных подсобных хозяйств, что по масштабам крупного аграрного региона — не так уж много. На юге России, в Средней полосе домашнее поголовье вирус «съел» практически полностью. Но омские власти на достигнутом не останавливаются. Вскоре после снятия карантина анонсировали следующую вспышку — «через месяц после опороса, который начнется в марте-апреле 2018». Такой прогноз дал агентству ТАСС начальник главного управления ветеринарии региона Владимир Плащенко. 

Предсказание пока не сбылось: опорос не оправдал ожиданий главного ветеринара области. А может быть, дело не в опоросе, а в комментариях к этой новости — их было много. Один из фермеров, например, рассказал о пользе видеокамер, установленных на подворье, которые зафиксировали, как во время осмотра фермы один из сотрудников сельхозведомства что-то незаметно сунул в рот свинье. После предъявления этой записи проверяющие от владельца хозяйства отстали. 

Однако сомнений в непоколебимости их намерений нет. О них прямым текстом говорится на официальном сайте областного правительства в сообщении о заседании Комиссии по «профилактическим мерам борьбы с АЧС». В последнем абзаце этой информации сказано: «Подводя итоги заседания, глава регионального минсельхозпрода Максим Чекусов акцентировал внимание руководителей свинокомплексов на выработке четкого алгоритма взаимодействия с ветеринарной службой, Россельхознадзором по системному уничтожению свинопоголовья в ЛПХ (личных подсобных хозяйствах. — Ред.) и перехода на альтернативные виды животноводства». 

Партия цыплят и утят 
— «Альтернативные виды», о которых тут сказано, — это просто пустые слова, — считает Павел Березин. — Какая альтернатива может быть свиноводству? Кроликов разводить, цыплят, страусов? Смешно даже это обсуждать. Содержание, выращивание свиней — серьезное дело: им, как правило, люди на селе занимаются много лет. Оно требует огромных затрат сил и времени, но и доход приносит достаточный. Если вместо свиней заводить коров, нужны другие животноводческие помещения — надо вкладывать приличные средства. Где их взять? Никакой финансовой поддержки крестьянам эти решения власти не предусматривают. Людям даже не выплатили компенсации за сожженные у них сараи, корма — только за изъятое поголовье. Этих денег не хватило, чтобы расплатиться с кредитами. 

В марте по поручению врио губернатора Александра Буркова в Омской области началась благотворительная акция — безвозмездная выдача владельцам сельских подворий, пострадавших от африканской чумы свиней, «суточных петушков яичных кроссов». До июля Иртышская птицефабрика планирует выдать 375 тысяч, а Любинская — 300 тысяч в порядке компенсации за сожженных свиней. 

— Я бы посмеялась над таким благодеянием, — говорит депутат Ирина Дроздова. — Но это смех сквозь слезы. К нам в деревню завозят иногда таких петушков с Иртышской фабрики, с ними больше возни: порода такая — они вес не набирают. Разве можно этих цыплят сопоставлять с тем, что люди от АЧС потеряли? 

Ранее «Новая» рассказывала о том, как представители омского отделения «Единой России» раздавали селянам таких же цыплят в преддверии думских выборов, устроив фактически подкуп избирателей на глазах представителя ОБСЕ. 

Свинограды 
— Сельскому свиноводству вынесен наверху суровый приговор, — говорит руководитель «Клуба свиноводов Сибири», один из самых успешных новосибирских фермеров Сергей Голубев. 

Это, уверен он, государственная политика, которая строится на нескольких мифах. Один из них — «героическая борьба с АЧС», а на самом деле — «зачистка рынка по заданию крупной свиноводческой олигархии». 

Миф о том, что подворья и мелкие фермы в силу их «низкого компартамента» наиболее уязвимы для распространения вируса опровергнет, уверен Голубев, любой из серьезных ученых — ветеринаров, экологов. Все наоборот: в зоне риска при всех своих компартаментах в первую очередь мегакомплексы. 

— В ЛПХ иммунитет кратно выше, чем в свиноградах, где огромная концентрация поголовья — скученность, необеспеченность свежим воздухом, водой, количество микрофлоры зашкаливающее. Возьмем любое крупное предприятие, где больше 50 тысяч голов, — там в одном литре воздуха от 10 до 17 миллионов микробных тел. Никакая иммунная система не выдержит. Общероссийская норма — 18–20 тысяч, а в личных, фермерских хозяйствах этот показатель — всего лишь 2 тысячи. В мегакомплексе животное находится в такой атмосфере, как если б на человека надели целлофановый пакет. Выжить оно в ней не может — множество болезней, которые давятся антибиотиками. Стимуляторы роста, фосфаты, искусственные аминокислоты. И все это — импортного производства. На зарубежные химпрепараты подсажено все поголовье в крупных агрохолдингах. 30% бюджетных денег, вложенных в них, автоматически уходит зарубежным фармацевтическим гигантам. Это огромная транснациональная индустрия: мы содержим за государственный счет импортных фармацевтов и армию посредников. 

Вот такое получается «импортозамещение». И что мы в результате едим? 

— Генетика свиней в свиноградах «заточена» на хороший экстерьер, на скорость откорма, но не на качество мяса и не на здоровье его потребителя. 

Забой 
Забивать скот на подворье запрещено Техрегламентом, о котором «Новая» подробно рассказывала.

Его введение, считает руководитель «Клуба свиноводов Сибири», «стало сильнейшим, может быть, роковым ударом по свиноводству в сельской глубинке»: десятки тысяч семей, для которых оно было основным доходом, бросили заниматься им, так как требования, прописанные в Техрегламенте, оказались для простого крестьянина, чьи предки от века забивали скот во дворах, в прямом смысле недосягаемыми: в большинстве районов Новосибирской области сертифицированных боен, говорит Голубев, нет, а везти свинью за сотню верст, потеряв в дороге до трети живого веса, как правило, смысла нет. 

Вторым ударом — нокаутирующим те малые фермерские хозяйства и ЛПХ, которые еще остались, стали «Ветеринарные правила содержания свиней, утвержденные приказом Минсельхоза РФ» от 29 марта 2016. До Омской области они дошли в конце прошлого года. В них прописаны нормы жилплощади для хрюшек, проживающих на сельских подворьях: должно быть не менее 7 кв. м на хряка, на свинью — 4 кв. м, на каждого поросенка — по 2 кв. м. Но самое главное — если расстояние от угла сарая до соседнего участка меньше 20 метров, то держать в нем больше 5 голов не положено. Вряд ли в крестьянском подворье в России есть такое раздолье, чтоб можно было отсчитать 20 метров от всех углов. 

— Когда у нас в поселении люди получили уведомления об этом приказе, шок был еще сильней, чем когда сообщили о вспышке чумы свиней. Там четко сказано: будут проверки. Отмерят расстояние от сарая и приговорят твое хозяйство к вырезанию. И без АЧС угрохают всех. 

Ну и последнее новшество — как сообщает сайт областного минсельхоза, с 1 июля запускается Федеральная государственная система электронной сертификации «Меркурий», разработанная Россельхознадзором в целях безопасности реализуемой сельхозпродукции. Под сертификацию попадает вся продукция животного происхождения, включая корма. Тут не то что свинья — и мышь не проскочит. 

Электронный охранник проследит, надо полагать, чтоб здоровое крестьянское мясо не попало на рынок (в магазин, на склад розничной торговли) ни при каких обстоятельствах: кто попробует продать его в обход регистрации, будет подвергнут административному наказанию. 

Село — оккупируемая территория 
— Эта чума возникает в тех регионах, где строят или планируют строить огромные свинокомплексы, — сказал «Новой» председатель движения «Федеральный сельсовет» Александр Мельниченко. — Когда планируется захват фермерских земель, тогда и объявляется эпидемия. 

Смотрите также

Методику определения норматива стоимости одного кв. м общей площади жилья по стране планируют скорректировать

Минстрой России предлагает исключить из нее понижающий коэффициент 0,92, учитывающий долю затрат на оплату госпошлин, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *